только у нас скачать шаблон dle скачивать рекомендуем
» » Эльмира Ибраимова: «Нынешнее определение границ отвечает национальным интересам Кыргызстана»

Эльмира Ибраимова: «Нынешнее определение границ отвечает национальным интересам Кыргызстана»

+8
Эльмира Ибраимова: «Нынешнее определение границ отвечает национальным интересам Кыргызстана»11 апреля депутаты Жогорку Кенеша (парламента Кыргызстана) большинством голосов ратифицировали проект договора о киргизско-казахской государственной границе, подписанный главами двух стран в Астане в 2001 году. А определение линии этой границы было проделано в 1999 году на основе существовавшего тогда административного разграничения. Парламентом Казахстана документ был одобрен еще в 2003 году.

Партии меньшинства в киргизском парламенте - коммунисты и социал-демократы - выступили против ратификации договора. Но пропрезидентская партия «Ак Жол», составляющая конституционное большинство, проголосовала «за».

Кроме того, 11 апреля киргизский парламент одобрил соглашение о признании четырех пансионатов на Иссык-Куле собственностью Казахстана. Жогорку Кенеш принял это решение большинством голосов: «за» 59, «против» - 17, воздержавшихся не оказалось.

После решения вопроса с Казахстаном на успех рассчитывает и Узбекистан, который недавно направил в киргизский МИД проект межправительственного соглашения о передаче в собственность Узбекистана ряда курортных объектов на озере Иссык-Куль. Об этом и об исторической ответственности за принимаемые сегодня решения корреспондент газеты «Репортер-Бишкек» беседует с лидером депутатской фракции «Ак Жол» в парламенте Эльмирой Ибраимовой.

- Эльмира Султановна, почему Ваша фракция решилась на ратификацию договора о киргизско-казахской границе?

- Если государство хочет быть государством, то оно должно иметь свою территорию. То есть у него должны быть четко очерченные государственные границы. А у нас граница определена лишь с Китаем. С Казахстаном граница была определена нашей правительственной делегацией уже давно, она же и вышла тогда на подписание договора о киргизско-казахской границе.

В свое время несколько раз Жогорку Кенеш подступал к этому вопросу, но каждый раз из-за политической конъюнктуры вопрос откладывался. Государство не может жить и дальше без границ. Когда этот вопрос был вынесен на рассмотрение нашего парламента, то мы приняли в его решении самое активное участие. Особое внимание было сосредоточено в основном на трех участках границы:

Первый участок - в Таласской области (Кара-Буринский район, гравийный карьер), затем участок района Кок-Сай, где большой клин казахской земли врезается в киргизскую территорию.

Второй участок – это Ысык-Атинский район, объездная дорога на Иссык-Куль (вблизи города Токмок), там восемьсот метров дороги оказались на казахской земле. Там сегодня расположены их АЗС, куда любят заглядывать наши автомобилисты. Участок называется «Дружба».

Третий участок – урочище Каркыра. Наша делегация сначала выехала в Таласскую область и увидела, что действительно Казахстан клином врезается в нашу территорию, а там пастбища. По картам 1930, 1961 и 2001 годов, то есть, по всем картам этот клин – казахская земля. В целях соблюдения интересов местных жителей и сохранения этих пастбищ мы решили провести дополнительные переговоры с казахской стороной, чтобы положительно для нас решить вопрос по этому клину. А вместо него выделить Казахстану соответствующий кусок территории.

В итоге получается, что по Таласской области земля, переходящая нам, составляет 102,5 гектаров. А всего по Кыргызстану – 6881 гектаров отходят нам, и 4302 – Казахстану. То есть Кыргызстан получит на 2578 гектаров земли больше. И мы считаем, что это большое достижение нашей дипломатии. Одним словом, мы ничего не продаем и не отдаем, вопрос по границе решен так, как выгоднее нам.

- Но Ваш коллега М.Джураев утверждает, что мы отдаем гранитный карьер, а взамен получаем пустошь.

- Мы запросили у департамента геологии данные о том, что представляет собой этот карьер. Этот гранит не идет на памятники или плиты. Структура гранита такова, что в нем много микротрещин, и он годится лишь на щебень марки «1000». А сам завод по переработке этого щебня находится в Джамбуле (ныне Тараз). И если мы можем разрабатывать такой же свой гранитный карьер, то сможем открыть его в любом месте. Да, этот гранитный карьер отошел Казахстану, но взамен Кыргызстан получил хорошие земли на Кок-Сае.

Дело в том, что по картам Кок-Сай принадлежит Казахстану, а наш Госрегистр умудрился выдать красные книжки и распределил эти земли между нашими гражданами. И сейчас, если мы не ратифицируем соглашение, то казахская сторона заберет землю на основе карт, либо будет кетменная война. Ведь люди уже ведут хозяйство на этой земле.

Кстати, дополнительно мы получили земли в Жайылском районе. Там после суверенитетов кладбище оказалось на территории Казахстана. Жители села Степное хоронили там своих родителей, родственников. Десять лет тому назад киргизская комиссия поработала над делимитацией границы на этом участке и провела с казахами достаточно убедительную работу для того, чтобы эта земля отошла нам. Я уверена, что и здесь вопрос решен позитивно.

Что касается урочища Каркыра, то этот вопрос никогда и никем прежде не поднимался: казалось, что по этим землям вопрос решен настолько положительно, что даже не о чем говорить. Но его в период работы прошлого созыва парламента поднял депутат Садыр Жапаров, уроженец Тюпского района.

Тогда мы попросили, чтобы нам показали все карты. А когда выехали на место, то Саламат Аламанов (глава комиссии при правительстве Кыргызстана по делимитации и демаркации границ. - Прим. ред.) показал нам, что по всем картам село Санташ и вся территория вокруг села фактически казахская.

Но наши жители привыкли на ней хозяйствовать, выпасать здесь скот, сеять и так далее. Поэтому получилось так, что де-юре земля казахская, де-факто – наша. Тогда казахи согласилась, чтобы эта территория отошла нам.

Когда мы приехали на встречу с жителями села, они сказали, что хотят скорейшей ратификации договора. На вопрос «Почему?» нам ответили, что у них начались проблемы с казахской стороной. «Когда мы там выпасаем скот, то нас начинают изгонять. Решите вопрос так, чтобы мы могли работать на этой земле», - заявили жители села Санташ.

Мы им ответили: «Вам здесь жить и работать, поэтому ваши интересы для нас первоочередные. Но сейчас слишком много критики в наш адрес. Вы сможете нас поддержать, если мы согласимся ратифицировать договор?» Они ответили: «Поддержим активно и единогласно». На этих встречах присутствовали областные координаторы из партии «Ата-Мекен», они не дадут нам соврать.

- А те, кто с Вами общался, не являются дежурными аксакалами?

- Нет. Этот же вопрос мы задали им. Они возразили и посмеялись. Тем не менее, уверяю вас, что нынешнее определение границы отвечает национальным интересам Кыргызстана. Считаю, что проблема существует лишь по Токмаку.

Я сама смотрела все карты и спрашивала: неужели ничего нельзя решить по этим восьмистам метрам объездной дороги? Аламанов показывает карты, а по ним де-юре этот участок дороги относится к Казахстану. Он говорит, что данный вопрос уже ставился перед казахской стороной, мы предлагали обменять эти восемьсот метров на кусок земли в другом месте. Но казахстанская сторона просто сказала «нет». На заседании Комитета по международным делам и на пленарном заседании мы поручили нашему правительству проведение после того, как соглашение вступит в силу, повторных переговоров по участку Кок-Сай и восьмистам метрам объездной дороги.

- Вряд ли Ваше поручение будет иметь силу, потому что карты уже будут подписаны. И новые переговоры просто невозможны.

- Переговорный процесс закончился еще тогда, когда две стороны, Аскар Акаев и Нурсултан Назарбаев, скрепили своими подписями договор. И, соответственно, сейчас переговоры не могут вестись. Они могут начаться тогда, когда договор юридически вступит в силу. А пока мы не ратифицируем его, мы не имеем ни права, ни возможности вести переговорный процесс.

- Наверняка аналогичные доводы услышу и в адрес пансионатов. Поэтому сразу перехожу к узбекам. Вы знаете позицию «Ак Жола». Что нас ждет в разговоре с южным соседом?

- Помимо пансионатов, у нас с Республикой Узбекистан много нерешенных вопросов. Тот же самый анклав Сох, те же пограничные вопросы. Все это нужно решать в комплексе, нельзя выдернуть один вопрос по пансионатам и решать только его. Мы считаем, что с пансионатами можем решить только тогда, когда урегулируем все наши пограничные вопросы с Узбекистаном.

- То есть чисто имущественный вопрос, но никак не пограничный. Однако некоторые уверены, что теперь мы на севере страны получим узбекские анклавы.

- Это не так. И по казахским пансионатам нельзя говорить, что это казахские анклавы. Земля-то наша. Кстати, мы не имеем права отдавать ее никакому иностранному государству. Существует Земельный кодекс, где написано, что земля иностранным государствам может передаваться только в аренду (ст.8), и при оформлении договора аренды необходимо это урегулировать специальным межгосударственным договором аренды и определить размер участка, стоимость и все другие условия.

Поэтому когда мы ратифицировали соглашение по пансионатам, то дали поручение правительству на основании статьи 8 Земельного кодекса составить договор и прийти к нам на ратификацию.

- Насколько тяжело было решать такие болезненные для народа и страны вопросы?

- Без проблем. Земля, на которой стоят пансионаты – наша, речь идет лишь о стоимости тех объектов, которые были по состоянию на первое января 1990 года.

Да, мы фактически берем на себя ответственность за страну. Для того нас и избирали, чтобы мы защищали национальные интересы. По поводу пансионатов мы рассмотрели все вопросы и решения, включая все, что принимались СССР. Во всех документах пансионаты в 1996 году были зарегистрированы как собственность Казахстана. Де-факто это все свершилось в 1996 году.

Сейчас мы поручили правительству составить договор об аренде. В связи с тем, что соглашение не ратифицировано, хозяйствующие субъекты (четыре пансионата) не имели договора на аренду этой территории и, соответственно, не платили за нее, за исключением аренды пляжно-парковой зоны. И продолжалось это в течение пятнадцати лет. Теперь, чтобы заставить их заплатить за весь период, правительствам придется сесть за стол переговоров.

Все эти проблемы давно назрели и рано или поздно должны быть решены. Держать вопрос в подвешенном состоянии из-за того, что никто не хочет брать на себя ответственность, нельзя. Все предыдущие созывы парламентов, избегая ответственности, не урегулировали эти проблемы. Мы подняли очень важный вопрос и созвали депутатскую комиссию.

В 1992 году Верховный Совет, легендарный парламент, принял постановление, в котором говорилось, что объекты рекреационного хозяйства должны быть приняты на баланс правительства Кыргызстана. Но правительство ни в 1992, ни в 1993, ни в 1994 году это постановление не исполнило. Фонд Госимущества также его не исполнил.

- А как Вы относитесь к передаче приграничной местности Узенги-Кууш?

- Соглашение по урегулированию киргизско-китайской границы тоже было в пользу Кыргызстана. Я сама работала Постпредом при ООН, и я знаю, что когда решаются вопросы о границах, обычно в международной практике принимается решение пятьдесят на пятьдесят. По Узенги-Куушу решение на семьдесят процентов было принято в пользу Кыргызстана, и на тридцать - в пользу Китая. То есть договор для Кыргызстана был очень выгоден. Поэтому я считаю, что парламент, который ратифицировал этот договор, не сделал ничего плохого.

- А каким Вам видится парламентское развитие на фоне споров о том, что партии нужно субсидировать со стороны государства?

- На мой взгляд, это неправильно. Я уже говорила об этом своим коллегам, когда они проводили общественные слушания, «круглый стол» по закону о политических партиях. И я высказала свое несогласие. Мне кажется, это создаст неравные условия для развития всех политических партий.

Стартовые условия были одинаковыми, но в будущем права других партий могут быть ущемлены. Мне кажется, что пункт о субсидировании лучше было бы убрать. Хотя наши коллеги мотивируют это тем, что в других странах такая практика существует.

- Недавно состоялся Курултай, на котором был выдвинут ряд требований. Одно из них о том, чтобы К.Бакиев не подписывал те соглашения, о которых мы говорили выше. Что скажете о дальнейшей судьбе документа?

- Мы эти законы приняли, ратифицировали, а соглашение отправили для подписания. Какова будет его дальнейшая судьба – решать не Курманбеку Салиевичу. Документ не противоречит национальным интересам, а наоборот, выгоден народу Кыргызстана.

- Тогда каково отношение «Ак Жола» к инициативе правительства утвердить некий кадастр стратегических объектов, судьбу которых будет решать уже не Жогорку Кенеш, а непосредственно аппарат правительства или Совет безопасности?

- Этот проект закона о стратегических объектах инициировало правительство Кыргызстана. Там говорится только о том, что относится к стратегическим объектам. Определять, что входит в список, будет правительство, а инициировать – Совет безопасности.

- То есть Вы уже согласны с позицией правительства?

- В принципе, этот вопрос будет выноситься на пленарное заседание. Думаю, что в целях обеспечения национальной безопасности это нужная инициатива. Но у нас в обществе сложилось негативное отношение ко всем законопроектам, решениям, которые принимаются государством.

- Но ведь отсутствие одной из ветвей власти при решении государственных вопросов просто недопустимо.

- Правительство формируется нами. И спрашивать с правительства мы в любом случае будем. И никто не убирал нормы, что правительство подотчетно Жогорку Кенешу. Поэтому сказать, что нашего присутствия не будет, мы не можем, тем более, когда речь идет о таких жизненно важных объектах, как энергосектор.

Все объекты энергосектора будут регулироваться законом, принятым Жогорку Кенешем в 1998 году по программе приватизации. А закон обратной силы не имеет. Все эти объекты были включены в перечень 1998 года, соответственно, проекты, так или иначе, придут к нам на рассмотрение. А наше участие в приватизации жизненно важных объектов обязательно.

- Есть мнение, что при приватизации энергосектора по системе ваучеров народу дадут бумажки, а хозяевами стратегических объектов станут всем известные люди. Что Вы думаете по этому поводу?

- Думаю, мы этого не допустим.шаблоны для dle 11.2
Похожие публикации:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.